Почему избрали Михаила романова

Предыстория

Основная статья: Смутное время

Династический кризис в России разразился в 1598 году после смерти царя Фёдора Иоанновича. На момент своей смерти Фёдор оставался единственным сыном царя Иоанна Грозного. Двое других сыновей были убиты: старший, Иоанн Иоаннович, погиб в 1581 году предположительно от руки отца; младший, Дмитрий Иоаннович, в 1591 году в Угличе при невыясненных обстоятельствах. Своих детей у Фёдора не было. После его смерти трон перешёл к супруге царя, Ирине, затем к её брату Борису Годунову. После смерти Бориса в 1605 году последовательно правили:

  • Сын Бориса, Фёдор Годунов
  • Лжедмитрий I (подлинное происхождение является спорным)
  • Василий Шуйский

После свержения Василия Шуйского с престола в результате восстания 17 (27) июля 1610 года власть в Москве перешла к временному боярскому правительству (см. Семибоярщина). В августе 1610 года часть населения Москвы присягнула на верность королевичу Владиславу, сыну польского короля и великого князя литовского Сигизмунда III. В сентябре армия Речи Посполитой вошла в Кремль. Фактическая власть Московского правительства в 1610—1612 годах была минимальной. В стране царила анархия, северо-западные земли (включая Новгород) были заняты шведскими войсками. В подмосковном Тушино продолжал функционировать Тушинский лагерь другого самозванца, Лжедмитрия II (сам Лжедмитрий II был убит в Калуге в декабре 1610). Для освобождения Москвы от захватчиков последовательно собирались Первое народное ополчение (под руководством Прокопия Ляпунова, Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого), а затем и Второе народное ополчение под руководством Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского. В августе 1612 года Второе ополчение с частью сил, оставшихся под Москвой от Первого ополчения, разбило армию Речи Посполитой, а в октябре полностью освободило столицу.

Созыв собора

26 октября (5 ноября) 1612 года в Москве, лишённый поддержки со стороны основных сил Гетмана Ходкевича, капитулировал гарнизон войск Речи Посполитой. После освобождения столицы возникла необходимость в выборе нового государя. Из Москвы во многие города Руси были разосланы грамоты от имени освободителей Москвы — от выборного всей земли Кузьмы Минина, подписанные его товарищами (заместителями) — Пожарским и Трубецким. Дошли сведения о документах, отправленных в Соль Вычегодскую, Псков, Новгород, Углич. Эти грамоты, датированные серединой ноября 1612 года предписывали прибыть в Москву представителям каждого города до 6 декабря. Однако выборные долго съезжались из далёких концов ещё бурлящей России. Некоторые земли (например, Тверская) были разорены и сожжены полностью. Кто-то присылал 10-15 человек, кто-то всего одного представителя. Казанское государство никого не прислало. Срок открытия заседаний Земского Собора был перенесён с 6 декабря на 6 января. В полуразрушенной Москве осталось единственное здание, способное вместить всех выборных — Успенский собор Московского Кремля. Численность собравшихся колеблется по разным оценкам от 700 до 1500 человек.

Кандидаты на престол

Утверждённая грамота Земского собора об избрании на царский престол Михаила Федоровича

В 1613 году на российский престол, помимо выбранного в конце концов Михаила Романова, претендовали как представители местной знати, так и представители правящих династий соседних стран. Среди последних кандидатами на престол были:

  • Польский королевич Владислав, сын Сигизмунда III
  • Шведский королевич Карл Филипп, сын Карла IX
  • Король Англии и Шотландии Яков I (король Англии) — эту экзотическую кандидатуру выдвинули бояре и дворяне, возможно, связанные с торговлей через Архангельск, представившие как короля якобы одной с русскими веры (так считал ещё Иван Грозный, начавший закончившиеся только в конце XX века переговоры об унии англикан и православных), рассчитывавшие с помощью английского торгового флота продавать излишки хлеба за границу. Но протестанты Англии и Шотландии, в отличие от Ивана Грозного, не считали православных одной с ними веры. Яков, если бы принял православие, мог бы получить восстания в Англии и Шотландии и потерять трон в Лондоне. Своего посла на собор Яков не прислал. Для казаков — фигура абсолютно неприемлемая, поскольку они получали хлебное жалованье, а хлеб был бы вывезен англичанами на продажу.

Среди представителей местной знати выделялись следующие фамилии. Как видно из приведённого списка, все они имели серьёзные недостатки в глазах избирателей а, особенно, оккупировавших Москву казаков…

  • Голицыны. Этот род происходил от Гедимина Литовского, однако отсутствие В. В. Голицына (он был в плену в Варшаве) лишало этот род сильных кандидатов. Но казаки рассматривали возможность выбора царём И. В. Голицына.
  • Мстиславские и Куракины. Представители этих знатных русских родов подорвали свою репутацию сотрудничеством с властями Речи Посполитой (см. Семибоярщина). Но, тем не менее, Ф. И. Мстиславский был старшим по местничеству и председателем Земского собора. Но так как он сам был кандидатом на престол, то прения вместо него обычно вёл Пожарский. Все дети его уже умерли, поэтому после его смерти опять надо было бы избирать царя на Земском соборе.
  • Воротынские. По официальной версии наиболее влиятельный представитель этого рода, несмотря на первоначальное участие в Семибоярщине очень сильный кандидат как соратник и последователь патриарха Гермогена, после отказа Владислава от немедленного принятия православия призвавшего к созданию народного ополчения, И. М. Воротынский подал самоотвод. Впоследствии, чтобы породниться с ним, Михаил Фёдорович женился на сестре жены его сына.
  • Годуновы и Шуйские. И те, и другие являлись родственниками ранее правивших монархов. Но репрессированные после свержения царя Бориса Годуновы были его дальними родственниками, род их был незнатен. Род Шуйских, наоборот, происходил от Рюрика и Дмитрия Донского. Однако родство со свергнутыми правителями таило в себе определённую опасность: взойдя на престол, репрессированные в своё время избранники могли увлечься сведением политических счётов с оппонентами. К тому же кандидат И. И. Шуйский, хотя и пользовался значительной определённой поддержкой, находился в плену у поляков.
  • Черкасский, Дмитрий Мамстрюкович
  • Черкасский, Иван Борисович
  • Романов, Иван Никитич
  • Дмитрий Пожарский и Дмитрий Трубецкой. Они, бесспорно, прославили свои имена во время штурма Москвы, но их боялись, и они не были родственниками Ивана Грозного и Фёдора Ивановича. Хотя Трубецкой был из Гедиминовичей, но он подорвал свой авторитет среди боярства командованием казаками, которые его претензии на трон при этом в последний момент не поддержали, чтобы не было смуты среди них самих, так как часть их поддерживала Михаила Фёдоровича Романова или, как более приемлемого боярам или потому, что он вместе с казаками вначале был в Тушинском лагере, многие казаки были под его командованием во Втором ополчении, Дмитрия Мамстрюковича Черкасского. Пожарский, хотя и происходил из Рюриковичей — князей Стародубских, но в годы опричнины его род оказался в опале и упал в вопросах местничества. Поднял авторитет рода сам Дмитрий Михайлович ещё при царе Василии Шуйском. В Совете Всей Земли Второго ополчения на первом месте был Дмитрий Мамстрюкович Черкасский, а Пожарский — только на 10м месте, как и на Земском соборе. Но даже после избрания Михаила Фёдоровича думный дворянин — не окольничий и не боярин -Гаврила Пушкин возмущался, что при обряде венчания Михаила на царство Пожарский оказался по местничеству выше его, а Пушкины никогда ниже Пожарских не были. Но, главное, Пожарского боялись как одного из немногих воевод, никогда не запятнанных сотрудничеством с Лжедмитриями и интервентами, и это объединяло против него тушинцев, казаков и бывших участников семибоярщины. Самое же главное, сам Пожарский не выдвигал свою кандидатуру, а оставался последовательным сторонником избрания шведского королевича и скептически относился к возможностям других кандидатов вернуть занятое шведами Новгородское государство в состав державы.

По сообщению новгородца И. Калитина, на стороне Михаила Федоровича, на самом деле, выступали И. Н. Романов (формально выступавший против него), князь Б. М. Лыков, Б. М. Салтыков, в то время как его противниками были князья Д. Т. Трубецкой, Д. М. Пожарский, Ф. И. Мстиславский, И. С. Куракин, якобы даже сам бывший кандидатом на трон двоюродный брат М. Ф. Романова И. Б. Черкасский. До открытия собора ежедневные пиры казакам задавал не только Д. Т. Трубецкой, но и Д. М. Пожарский. В 1635 г. дворянин Л. Сумин в пылу ссоры заявил, что хотя на соборе Пожарский свою кандидатуру точно не выставлял, но якобы до собора «Дмитрий Пожарский воцарялся и стало ему в двадцать тысяч», что меньше не менее чем в 2 раза, чем потратил Д. Т. Трубецкой, захвативший богатый двор царской семьи Годуновых.. Кроме того, казаками наряду с М. Ф. Романовым рассматривалась кандидатура сына Марины Мнишек от брака с Лжедмитрием II, прозванного «Ворёнком», но его кандидатура была неприемлема для «бояр», а поддерживающие его казаки в ходе работы собора ушли к Заруцкому в Михайлов. 13 апреля 1613 г. шведские лазутчики сообщали из Москвы, что казаки избрали М. Ф. Романова против воли бояр, принудив Трубецкого и Пожарского дать согласие на эту кандидатуру после осады их дворов. Гугенот Жак Маржерет, ещё в 1612 году собиравшийся высадиться с отрядом в Архангельске для вооружённой поддержки выдвижения кандидатуры Якова I на Земском Соборе и утверждавший о существовании в России влиятельной проанглийской партии, в 1613 г. в письме королю Англии и Шотландии Якову I, призывая его к интервенции, сообщал, что казаки выбрали «этого ребенка», чтобы манипулировать им, и что большая часть русского общества и после избрания царя с радостью встретит английских интервентов, поскольку живет в постоянном страхе перед казаками. Правительство Романова, понимая ситуацию, сумело после избрания царя вывести основную массу казаков из города, хотя многие оставили казачью службу и заселили Казачью слободу, позднее слившуюся с Таганкой.

Мотивы избрания

Согласно официально признанной в эпоху правления Романовых (и позднее укоренившейся в советской историографии) точке зрения, собор добровольно, выражая мнение большинства жителей России, принял решение об избрании Романова, согласуясь с мнением большинства. Эту точку зрения разработал историк Н. А. Лавровский, который, изучив сообщения источников, построил следующую схему событий. Первоначально участники собора решили не выбирать царём из Литвы и Швеции «с их детьми и Маринку с сыном, равно как всех иноземных государей», а «выбирать из московских и русских родов». Затем участники собора стали обсуждать вопрос, кого же избрать «из русских родов» и решили «избрать царя из племени праведного… блаженной памяти Феодора Ивановича всея Руси» — его племянника Михаила Романова. Такое описание работ Собора повторялось многократно, вплоть до начала XX века. Этой позиции придерживались, в частности, крупнейшие российские историки XVIII—XX веков: Н. М. Карамзин, С. М. Соловьёв, Н. И. Костомаров, В. Н. Татищев и другие.

«Не было тогда никого милее народу русскому, как род Романовых. Уж издавна он был в любви народной. Была добрая память о первой супруге Ивана Васильевича, Анастасии, которую народ за её добродетели почитал чуть ли не святою. Помнили и не забыли её доброго брата Никиту Романовича и соболезновали о его детях, которых Борис Годунов перемучил и перетомил. Уважали митрополита Филарета, бывшего боярина Фёдора Никитича, который находился в плену в Польше и казался русским истинным мучеником за правое дело»

— Н. И. Костомаров

Ход заседаний

Собор открылся 16 января. Открытию предшествовал трехдневный пост, целью которого было очищение от грехов смуты. Москва была почти полностью разрушена и разорена, поэтому селились, вне зависимости от происхождения, кто где мог. Сходились все в Успенском соборе день за днем. Интересы Романовых на соборе защищал на всякий случай выдвинувший и свою кандидатуру, так как сам Михаил Фёдорович не был на соборе, боярин Фёдор Шереметев. Являясь родственником Романовых, сам он, однако, не был успешным кандидатом на престол, поскольку, как и некоторые другие кандидаты, входил в состав Семибоярщины.

Одним из первых решений собора стал отказ от рассмотрения кандидатур Владислава и Карла Филиппа, а также Марины Мнишек:

«…А Литовского и Свийского короля и их детей, за их многие неправды, и иных никоторых людей на московское государство не обирать, и Маринки с сыном не хотеть»

— С. Ф. Платонов

Но и после такого решения Романовым всё ещё противостояло множество сильных кандидатов. Конечно, все они имели те или иные недостатки (см. выше). Однако и Романовы имели важный недостаток — по сравнению со старинными русскими родами они явно не блистали происхождением. Первым исторически достоверным предком Романовых традиционно считается московский боярин Андрей Кобыла, якобы происходивший из прусского княжеского рода.

Первая версия

Михаил Фёдорович после избрания на царство

Согласно официальной версии, избрание Романовых стало возможным благодаря тому, что кандидатура Михаила Романова оказалась компромиссной во многих отношениях:

  • Родственник Романовых думный дворянин Гаврила Пушкин, ссылаясь на легенду о призвании варягов из Повести временных лет, доказывал, что Рюриковичи — иностранцы, и нельзя избирать иностранцев.
  • Получив на московском троне молодого, неопытного монарха, бояре могли надеяться оказывать давление на царя при решении ключевых вопросов.
  • Отец Михаила, патриарх Филарет некоторое время состоял в лагере Лжедмитрия II. Это давало надежду перебежчикам из Тушинского лагеря, что Михаил не станет сводить с ними счёты.
  • Дядя Михаила был в составе Семибоярщины. Это давало надежды сторонникам Семибоярщины.
  • Патриарх Филарет, кроме того, пользовался несомненным авторитетом в рядах духовенства.
  • Род Романовых в меньшей степени запятнал себя сотрудничеством с «непатриотичным» пропольским правительством (Семибоярщиной) в 1610—1612 годах. Хотя Иван Никитич Романов и входил в состав Семибоярщины, он находился в оппозиции к остальным своим родственникам (в частности, патриарху Филарету и Михаилу Фёдоровичу) и, по крайней мере, официально, не поддерживал их на соборе, сам был кандидатом, хотя казаки, раньше бывшие в пропольском лагере, настаивали, чтобы он был регентом при молодом царе Михаиле Романове, и тем защитил их от репрессий.
  • Михаил Фёдорович Романов был родственником самого большого числа других кандидатов. С Анастасией Захарьиной-Юрьевой, первой женой царя Иоанна Грозного и матерью последнего царя прежней династии Фёдора Ивановича, был связан наиболее либеральный период правления Ивана Грозного. C Марией Темрюковной, племянником которой был первый по местничеству в Совете всей земли и наиболее вероятный из русских до Собора кандидат на престол от Второго ополчения Дмитрий Мамстрюкович Черкасский, род которого считался родственным и равным Рюриковичам, причём местным правящим родом, а не из иностранных варягов — период опричнины. Но Дмитрий Мамстрюкович был другом и троюродным братом друга и двоюродного брата Михаила Фёдоровича Романова Ивана Борисовича Черкасского, тоже выдвинувшего свою кандидатуру из-за отсутствия на соборе Михаила, поэтому, раз он сам столкнулся с оппозицией, Михаил Фёдорович был для него, как и для других кандидатов клана Романовых-Черкасских и их родственников, приемлемой кандидатурой.

«Выберем Мишу Романова! — не скрывая своих замыслов агитировал боярин Федор Шереметев. — Он молод и будет нам поваден!» …Стремление иметь «повадного» неопытного монарха — вот цель, которую преследовали многоопытные и хитроумные московские политики, сторонники Михаила (А. Я. Дегтярёв)

Более последовательно излагает причины избрания Михаила Романова на царство Лев Гумилёв:

«Казаки были настроены в пользу Михаила, поскольку его отец, друживший с тушинцами, не был врагом казачеству. Бояре помнили о том, что отец претендента из знатного боярского рода и к тому же двоюродный брат Федора Иоанновича, последнего царя из рода Ивана Калиты. Иерархи церкви высказались в поддержку Романова, так как его отец был монахом, причем в сане митрополита, а для дворян Романовы были хороши, как противники опричнины».

Другие версии

Утверждённая грамота Земского собора об избрании царя Михаила Федоровича. Москва, май 1613 года. ММК. Была написана в 2 экз. в виде свитков, заверены подписями более 230 участников собора (на оборотной стороне) и печатями духовенства. В настоящий момент один из них состоит из 9 листов, на фото — 1-й лист.

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011 года.

По мнению ряда историков решение собора не было вполне добровольным. Первое голосование по кандидатуре Михаила состоялось 4 (7?) февраля. Результат голосования обманул ожидания Шереметева:

«Когда заботами Шереметева большинство было достаточно подготовлено, 4 февраля назначили предварительное голосование. Результат, несомненно, обманул ожидания, поэтому, ссылаясь на отсутствие многих избирателей, постановили решительное голосование отложить на две недели… Сами вожаки, очевидно, нуждались в отсрочке, чтобы лучше подготовить общественное мнение…» (К. Валишевский)

Действительно, решающее голосование было назначено на 21 февраля (3 марта) 1613 года. Собор, однако, принял другое, неугодное Шереметеву решение: потребовал от Михаила Романова, как и от всех остальных кандидатов, незамедлительно явиться на собор. Шереметев всячески препятствовал исполнению этого решения, мотивируя свою позицию соображениями безопасности. Действительно, некоторые данные указывают на то, что жизнь претендента на престол была под угрозой. Согласно легенде, специальный отряд войск Речи Посполитой был послан в село Домнино, где скрывался Михаил Фёдорович, для его убийства, однако домнинский крестьянин Иван Сусанин завёл врагов в непроходимые болота и спас жизнь будущему царю. Критики официальной версии предлагают другое объяснение:

«Лишённый всякого воспитания среди бурных событий, окружавших его детство и раннюю юность, не умея, вероятно, ни читать, ни писать, Михаил мог все испортить, явившись перед лицом Собора» (К. Валишевский)

Собор продолжал настаивать, но позднее (ориентировочно 17-18 февраля) переменил решение, позволив Михаилу Романову остаться в Костроме.

Вмешательство казаков

20 февраля 1613 года. На паперти Благовещенского собора Московского Кремля келарь Троице-Сергиевой лавры Авраамий Палицын зачитывает решение Земского собора «Об избрании на царский престол боярина Михаила Федоровича Романова». («Книга об избрании на царство царя и великого князя Михаила Федоровича», 1672—1673)

Некоторые свидетельства указывают на возможную причину такой перемены. 10 февраля 1613 года в Новгород прибыли два купца, сообщившие следующее:

«Русские казаки, которые в Москве, пожелали в великие князья боярина по имени князь Михаил Федорович Романов. Но бояре были совершенно против этого и отклонили это на Соборе, который недавно был созван в Москве». (Л. В. Черепнин)

Накануне предложенная московским боярином Шереметевым кандидатура Михаила Романова не собрала необходимого количества голосов. В тот день об этом узнали жители Великого Новгорода, которым сообщили эту новость спешно прибывшие из Москвы местные купцы: «Выдвинутую казаками кандидатуру Михаила Романова бояре отвергли и остаются сторонниками шведского герцога Карла Филиппа».

Позиция казачества тут, правда, выражена не совсем верно. Шведский посланник Брюнно писал так о событиях ещё 6 февраля 1613 года всего за две недели до избрания Михаила Романова: «Казаки последовательно выдвинули троих кандидатов — князя Трубецкого, боярина Михаила Романова и князя Дмитрия Черкасского, но все они были отвергнуты боярами, выступавшими за шведского герцога Карла Филиппа».

А вот свидетельство крестьянина Фёдора Бобыркина, тоже прибывшего в Новгород, датированное 16 (26) июля 1613 — через пять дней после коронации:

«Московские простые люди и казаки по собственному желанию и без общего согласия других земских чинов выбрали великим князем Фёдорова сына, Михаила Фёдоровича Романова, который теперь в Москве. Земские чины и бояре его не уважают». (Л. В. Черепнин)

Литовский полководец Лев Сапега так сообщил о результатах выборов пленнику Филарету — отцу новоизбранного монарха:

«Посадили сына твоего на Московское государство одни казаки донцы». (С. Ф. Платонов)

Вот повесть, написанная ещё одним очевидцем событий.

«Бояре тянули время на соборе, стремясь решить вопрос о царе „втаи“ от казаков и дожидаясь их выезда из Москвы. Но те не только не уезжали, но вели себя активней. Однажды, посоветовавшись „всем казацким воинством“, они послали до пятисот человек к крутицкому митрополиту. Насильно, выломав ворота, ворвались к нему во двор и „грубными словесами“ потребовали: „Дай нам, митрополит, царя государя на Россию, кому нам поклонитися и служити и у ково жалования просити, до чево на гладною смертию измирати!“» (Романовы, Исторические портреты, под ред. Е. В. Леоновой)

Перепуганный митрополит убежал к боярам. Спешно созвали всех на собор. Руководивший прениями на соборе Пожарский 20 февраля 1613 года предложил Собору избрать царя из числа претендентов, имеющих царское происхождение. Михаил Фёдорович приходился двоюродным племянником царю Фёдору Ивановичу и был боярского происхождения. Но 21 февраля (3 марта) 1613 года на основании заявлений дворянина из Галича и донского атамана, за которым стояли казаки, о том, что царь Фёдор Иванович считал своего двоюродного брата Фёдора Никитича Романова имеющим царское прирождение и якобы завещал ему престол, собор избрал Романова на царство..

21 февраля казацкие атаманы повторили своё требование. Бояре представили им список из восьми бояр — самых, по их мнению, достойных кандидатов. В списке не значился М. Ф. Романов! Тогда выступил один из казацких атаманов, выдумавший, что царь Фёдор Иоаннович якобы завещал престол своему двоюродному брату Фёдору Никитичу Романову:

«Князья и бояра и все московские вельможи! Не по Божии воли, но по самовластию и по своей воле вы избираете самодержавного. Но по Божии воли и по благословению… великого князя Федора Иоанновича всея Руси при блаженной его памяти, кому он, государь, благослови посох свой царской и державствовать на России князю Федору Никитичу Романову. И тот ныне в Литве полонен. И от благодобраго корене и отрасль добрая и честь — сын его князь Михайло Федорович. Да подобает по Божии воли на царствующем граде Москве и всея Русии да будет царь государь и великий князь Михайло Федорович всея Руси…» (Романовы, Исторические портреты, под ред. Е. В. Леоновой)

Посольство в Кострому

Основная статья: Соборная клятва 1613 года

2 марта, ещё до избрания, сторонники к находившемуся в Костроме, Михаилу Романову с матерью отправили от имени Земского собора посольство под руководством рязанского архиепископа Феодорита Троицкого. В состав посольства вошли архимандриты Чудова, Новоспасского, Симонова монастырей, бояре Ф. И. Шереметев, В. И. Бахтеяров-Ростовской, дети боярские, приказные люди, выборные от городов (Дворцовые разряды. Т. 1. СПб., 1850. Стбл. 17-18). Цель посольства — оповестить Михаила об избрании на престол и вручить ему соборную клятву. По официальной версии, Михаил испугался и наотрез отказался царствовать, так что послам пришлось проявить всё своё красноречие, чтобы убедить будущего царя принять корону. Критики «романовской» концепции высказывают сомнения в искренности отказа и отмечают, что соборная клятва не имеет исторической ценности:

«Строго говоря, этот документ не имеет никакой исторической ценности. Предназначенный служить протоколом великого события, он в значительной части состоит из буквальной копии избирательной грамоты Годунова; самая речь, которую произнёс перед Борисом патриарх Иов, влагается здесь в уста архиепископа Феодорита, обращающегося к Михаилу» (К. Валишевский)

В Викитеке есть полный текст Крестоцеловалъная запись царю Михаилу Федоровичу, разосланная Земским собором по городамВ Викитеке есть полный текст Утверженная грамота об избрании на Московское государство Михаила Фёдоровича Романова

Так или иначе, Михаил согласился принять престол и выехал в Москву, куда прибыл 2 (12) мая 1613 года.

Коронация в Москве состоялась 11 (21) июля 1613 года. (Дворцовые разряды. Т. 1. СПб., 1850. Стбл. 95).

Примечания

  1. III глава. Михаил Романов — казачий ставленник В книге Гражданская война в России XVII века. Казачество на переломе истории.
  2. Лабутина Т.Л. Англичане в допетровской России. СПб., 2011.
  3. Любименко И.И. Планы английской интервенции в России в начале XVII столетия // Советская наука. М., 1941. №2.
  4. Dunning Ch.S.L. A Letter to James I Concerning the English Plan for Military Intervention in Russia // The Slavonic and East European Review. L., 1989. Vol.67. №1.
  5. Василий Токарев, Игорь Андреев, Вячеслав Козляков, Юрий Эскин, П. Михайлов День народного единства: биография праздника
  6. То есть, пиры Пожарского с казаками рассматривались Суминым как продвижение именно своей кандидатуры в цари, а не, например, Карла Филиппа или просто «осада дворов Пожарского и Трубецкого казаками» или переговоры заместителя главы земского правительства с казаками для привлечения их на сторону правительства и отвлечения от продвижения Ворёнка, И. М. Заруцкого и т. д.
  7. А. Л. Станиславский. Гражданская война в России XVII века
  8. А. Дурново. Что было бы, если бы в 1613 избрали царём не Михаила Романова. //Дилетант-медиа. 2017
  9. А. Светенко Земский собор 1613 года 6.02.2013
  10. http://ru.wikisource.org/wiki/%D0%A0%D0%91%D0%A1/%D0%92%D0%A2/%D0%9F%D0%BE%D0%B6%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%94%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87 Корсакова В. Дмитрий Пожарский. С. 237

Литература

Викиновости по теме:
  • Белокуров С. А. Утверженная грамота (об избрании на Московское государство Михаила Фёдоровича Романова). — М., 1906.
  • Валишевский К., «Смутное время», Москва, «ИКПА», 1989.
  • Василевский И. М. Романовы от Михаила до Николая. — Ростов н/Д: Мапрекон, 1993.
  • Гримберг Ф. Л., «Династия Романовых. Загадки. Версии. Проблемы», Москва, «Московский лицей», 1996.
  • Гумилев Л. Н., «От Руси до России», Санкт-Петербург, «ЮНА», 1992.
  • Замятин Г. А. Из истории борьбы Швеции и России за московский престол в начале XVII века. Падение кандидатуры Карла Филиппа и воцарение Михаила Фёдоровича // Замятин Г. А. Россия и Швеция в начале XVII века. Очерки политической и военной истории. СПб., 2008.
  • Дегтярев А. Я. (научная рецензия Р. Г. Скрынникова), «Трудный век российского царства», Ленинград, «Детская литература», 1988.
  • Карамзин Н. М., «История государства Российского», в 12-ти томах, в З-х книгах, Калуга, «Золотая аллея», 1993.
  • Ключевский В. О., «Русская история. Полный курс лекций в 3-х книгах», Москва, «Мысль», 1993.
  • Лурье Ф. М., «Российская и мировая история в таблицах», СПб, «Искусство-СПб», 1997.
  • Пашков Б. Г., «Русь. Россия. Российская империя. Хроника правлений и событий 862—1917 гг.», Москва, «ЦентрКом», 1997.
  • Платонов С. Ф., «Сочинения по русской истории», Санкт-Петербург, «Стройлеспечать», 1994.
  • «Романовы. Исторические портреты», под редакцией Е. В. Леоновой, Москва, «Армада», 1997.
  • «Трехсотлетие Дома Романовых», репринтное воспроизведение юбилейного издания 1913 года, Москва, «Современник», 1991.
  • Флоря Б. Н. Избрание царя Михаила // Родина — 2013. — № 2. — С. 2-7.
  • Черепнин Л. В., «Земские Соборы русского государства в XVI-XVII вв.», Москва, «Наука», 1978.
  • Володихин Д. Земский собор 1613 года.
  • Родина, 2013. № 2

Почему Михаила Романова избрали царем?

Естественно, что за 300 лет правления династии Романовых появилась масса «достоверных» обоснований всенародности избрания Михаила и его выдающейся роли в прекращении смуты на Руси. А как все происходило на самом деле? К сожалению, многие документальные свидетельства избрания Романова на царство были или уничтожены, или основательно подредактированы. Но, как говорится, «рукописи не горят», отдельные свидетельства сохранились, а кое-что можно прочитать и между строк официальных документов, например «Повести о Земском соборе 1613 года».

22 октября 1612 года ополчение под руководством князя Дмитрия Пожарского и казачьи отряды князя Дмитрия Трубецкого штурмом взяли Китай-город. Участь польского гарнизона и его приспешников была предрешена. Сначала из Кремля вышли русские бояре, ранее присягнувшие польскому королевичу Владиславу, которым Пожарский пообещал неприкосновенность. Среди них был и молодой Михаил Романов с матерью, сразу же уехавшие в свою вотчину под Костромой. Затем Кремль покинул и польский гарнизон, сложивший оружие.

Трудно понять, чем руководствовались Пожарский и Трубецкой, отказавшись от преследования бояр-предателей, но именно этим и были созданы предпосылки для развития всех последующих событий. В этот период вся власть была в руках триумвирата, состоящего из Пожарского, Трубецкого и Минина, но формальным главой государства стал прирожденный рюрикович князь Дмитрий Пожарский. Естественно, что его и прочили в новые русские цари. Но князь совершил непростительную ошибку — распустил ополчение, оставив в Москве только несколько отрядов. С этого момента главной военной силой в столице стали казачьи отряды князя Трубецкого. Расходиться им собственно было некуда, да и возможность основательно поживиться удерживала их в Москве.

Главной задачей в этот период стало избрание нового русского царя. В ноябре совещание всех московских сословий, проведенное триумвиратом, постановило созвать к 6 декабря в Москву на Земский Собор депутатов от всех сословий земли Русской, кроме боярских и монастырских крестьян. За дальностью расстояний депутаты продолжали прибывать до конца января, когда Собор уже активно работал. Всего собралось около 800 человек.

В работе Собора приняли участие и большинство бояр, ранее присягнувших Владиславу. Под их давлением были заблокированы кандидатуры Пожарского и Трубецкого. На Соборе сложились две основных группировки, одна поддерживала избрание царя из числа русских кандидатов, другая выступала за иностранца, выдвигая основным кандидатом шведского принца Карла Филиппа. Последнюю кандидатуру поддерживал и Пожарский. Возможно, он считал, что иностранец сможет быстрее прекратить смуту и сплотить общество, а может быть, вел какую-то сложную политическую игру.

В конце концов, Собор отверг кандидатуру иностранца и сосредоточился на обсуждении русских кандидатур, среди которых были князья, бояре и даже татарские царевичи. К согласию долго прийти не удавалось. Тогда и была выдвинута кандидатура Михаила Романова, активно поддержанная казаками, многие из которых ранее были сторонниками «Тушинского вора». Видимо, сыграло свою роль то, что казаки считали Романовых своими ставленниками, так как отец кандидата был возведен в патриархи в лагере Лжедмитрия второго.

Стремясь разрядить обстановку, приверженцы Пожарского предложили сделать с 7 февраля в работе Собора перерыв на две недели, чтобы обсудить возможных кандидатов с жителями Москвы и близлежащих регионов. Это была стратегическая ошибка, так как казаки и боярская группировка имели намного больше возможностей для организации агитации. Основная агитация развернулась за Михаила Романова, которого поддержали многие бояре, считавшие, что его будет легко держать под своим влиянием, так как он молод, неопытен, а главное, как и они, «замаран» в присяге Владиславу. Основным аргументом при агитации бояре выдвигали то, что в свое время царь Фёдор Иоаннович перед кончиной хотел передать царство своему родственнику Федору Романову (патриарху Филарету), который теперь томится в польском плену. А посему, трон надо отдать его единственному наследнику, каковым является Михаил Романов.

Определенное мнение в пользу Михаила создать удалось. Утром 21 февраля, когда были назначены выборы, в Кремле, говоря современным языком, митинговали казаки и простолюдины, требовавшие избрания Михаила. Видимо, «митинг» был умело срежиссирован, но впоследствии именно он стал одним из фактов обоснования всенародности выдвижения Романова на престол. Роль казаков в избрании нового царя не была секретом и для иностранцев. Поляки еще долго называли Михаила Романова «казачьим ставленником».

Кстати, имеются сведения, что в этот день в выборах не участвовали Пожарский и ряд его сторонников, которых заблокировали казаки в их домах. Кроме того, боярами были предъявлены Собору челобитные из нескольких городов о поддержке избрания Михаила. Чтобы усилить давление на Собор, казаки даже ворвались на его заседание, требуя избрать Романова. Как бы то ни было, выборы были проведены и Михаила Романова провозгласили русским царем. Законность самого голосования никогда сомнению не подвергалась. Ну, а то, что оно проводилось при мощном использовании административного ресурса и давлении на избирателей, так это вечная «традиция» в России. Любопытно, что В. О. Ключевский позднее очень точно заметил по поводу выборов: «Хотели выбрать не способнейшего, а удобнейшего».

Во все концы страны были отправлены грамоты, извещавшие об избрании царем Михаила Романова. Любопытно, что среди подписавших их нет ни Пожарского, ни Трубецкого. К Михаилу Романову отправили специальное посольство. Собственно, Романова еще предстояло найти, так как точных сведений о месте его пребывания Собор не имел, поэтому посольству было предписано отправляться в «Ярославль или где он, государь, будет».

Михаил с матерью сначала находился в родовой вотчине под Костромой, где, согласно легенде, стараниями Ивана Сусанина произошло его чудесное спасение от поляков, а затем в Ипатьевском монастыре. Посольство добралось в Кострому к вечеру 13 марта. На следующий день во главе крестного хода оно отправилось просить Михаила принять царство. В реальности просить пришлось не его самого, а мать, инокиню Марфу, которая потом еще несколько лет (до возвращения из Польши Филарета) принимала решения за сына. Сохранилось донесение посольства в Москву о том, как убеждали Михаила принять царство и с какими сомнениями он это решение принял.

14 марта 1613 года у России появился законно избранный царь. Дальнейшие события показали, что выбор оказался не худшим. И даже хорошо, что долгие годы Михаил был только номинальным правителем, а реальная власть была в руках людей с большим жизненным опытом — сначала его матери, а затем отца, патриарха Филарета, который по возвращении из плена был официально провозглашен соправителем царя.

Постепенное преодоление последствий Смутного времени, женитьба Михаила и рождение наследника престола создавали в стране убеждение, что новая династия — это надолго. Так и произошло, династия Романовых царствовала более 300 лет.

Теги: царь, Россия, история, Михаил Романов

14 марта (24 по новому стилю) 1613 года Михаил Романов согласился принять русское царство и был торжественно наречен государем. Как же случилось, что в раздираемой войнами и смутой стране царем избрали 16-летнего юношу, начисто лишенного воинских талантов и государственной мудрости, к тому же являвшегося подданным польского короля?

Естественно, что за 300 лет правления династии Романовых появилась масса «достоверных» обоснований всенародности избрания Михаила и его выдающейся роли в прекращении смуты на Руси. А как все происходило на самом деле? К сожалению, многие документальные свидетельства избрания Романова на царство были или уничтожены, или основательно подредактированы. Но, как говорится, «рукописи не горят», отдельные свидетельства сохранились, а кое-что можно прочитать и между строк официальных документов, например «Повести о Земском соборе 1613 года».

22 октября 1612 года ополчение под руководством князя Дмитрия Пожарского и казачьи отряды князя Дмитрия Трубецкого штурмом взяли Китай-город. Участь польского гарнизона и его приспешников была предрешена. Сначала из Кремля вышли русские бояре, ранее присягнувшие польскому королевичу Владиславу, которым Пожарский пообещал неприкосновенность. Среди них был и молодой Михаил Романов с матерью, сразу же уехавшие в свою вотчину под Костромой. Затем Кремль покинул и польский гарнизон, сложивший оружие.

Трудно понять, чем руководствовались Пожарский и Трубецкой, отказавшись от преследования бояр-предателей, но именно этим и были созданы предпосылки для развития всех последующих событий. В этот период вся власть была в руках триумвирата, состоящего из Пожарского, Трубецкого и Минина, но формальным главой государства стал прирожденный рюрикович князь Дмитрий Пожарский. Естественно, что его и прочили в новые русские цари. Но князь совершил непростительную ошибку — распустил ополчение, оставив в Москве только несколько отрядов. С этого момента главной военной силой в столице стали казачьи отряды князя Трубецкого. Расходиться им собственно было некуда, да и возможность основательно поживиться удерживала их в Москве.

Главной задачей в этот период стало избрание нового русского царя. В ноябре совещание всех московских сословий, проведенное триумвиратом, постановило созвать к 6 декабря в Москву на Земский Собор депутатов от всех сословий земли Русской, кроме боярских и монастырских крестьян. За дальностью расстояний депутаты продолжали прибывать до конца января, когда Собор уже активно работал. Всего собралось около 800 человек.

В работе Собора приняли участие и большинство бояр, ранее присягнувших Владиславу. Под их давлением были заблокированы кандидатуры Пожарского и Трубецкого. На Соборе сложились две основных группировки, одна поддерживала избрание царя из числа русских кандидатов, другая выступала за иностранца, выдвигая основным кандидатом шведского принца Карла Филиппа. Последнюю кандидатуру поддерживал и Пожарский. Возможно, он считал, что иностранец сможет быстрее прекратить смуту и сплотить общество, а может быть, вел какую-то сложную политическую игру.

В конце концов, Собор отверг кандидатуру иностранца и сосредоточился на обсуждении русских кандидатур, среди которых были князья, бояре и даже татарские царевичи. К согласию долго прийти не удавалось. Тогда и была выдвинута кандидатура Михаила Романова, активно поддержанная казаками, многие из которых ранее были сторонниками «Тушинского вора». Видимо, сыграло свою роль то, что казаки считали Романовых своими ставленниками, так как отец кандидата был возведен в патриархи в лагере Лжедмитрия второго.

Стремясь разрядить обстановку, приверженцы Пожарского предложили сделать с 7 февраля в работе Собора перерыв на две недели, чтобы обсудить возможных кандидатов с жителями Москвы и близлежащих регионов. Это была стратегическая ошибка, так как казаки и боярская группировка имели намного больше возможностей для организации агитации. Основная агитация развернулась за Михаила Романова, которого поддержали многие бояре, считавшие, что его будет легко держать под своим влиянием, так как он молод, неопытен, а главное, как и они, «замаран» в присяге Владиславу. Основным аргументом при агитации бояре выдвигали то, что в свое время царь Фёдор Иоаннович перед кончиной хотел передать царство своему родственнику Федору Романову (патриарху Филарету), который теперь томится в польском плену. А посему, трон надо отдать его единственному наследнику, каковым является Михаил Романов.

Определенное мнение в пользу Михаила создать удалось. Утром 21 февраля, когда были назначены выборы, в Кремле, говоря современным языком, митинговали казаки и простолюдины, требовавшие избрания Михаила. Видимо, «митинг» был умело срежиссирован, но впоследствии именно он стал одним из фактов обоснования всенародности выдвижения Романова на престол. Роль казаков в избрании нового царя не была секретом и для иностранцев. Поляки еще долго называли Михаила Романова «казачьим ставленником».

Кстати, имеются сведения, что в этот день в выборах не участвовали Пожарский и ряд его сторонников, которых заблокировали казаки в их домах. Кроме того, боярами были предъявлены Собору челобитные из нескольких городов о поддержке избрания Михаила. Чтобы усилить давление на Собор, казаки даже ворвались на его заседание, требуя избрать Романова. Как бы то ни было, выборы были проведены и Михаила Романова провозгласили русским царем. Законность самого голосования никогда сомнению не подвергалась. Ну, а то, что оно проводилось при мощном использовании административного ресурса и давлении на избирателей, так это вечная «традиция» в России. Любопытно, что В. О. Ключевский позднее очень точно заметил по поводу выборов: «Хотели выбрать не способнейшего, а удобнейшего».

Во все концы страны были отправлены грамоты, извещавшие об избрании царем Михаила Романова. Любопытно, что среди подписавших их нет ни Пожарского, ни Трубецкого. К Михаилу Романову отправили специальное посольство. Собственно, Романова еще предстояло найти, так как точных сведений о месте его пребывания Собор не имел, поэтому посольству было предписано отправляться в «Ярославль или где он, государь, будет».

Михаил с матерью сначала находился в родовой вотчине под Костромой, где, согласно легенде, стараниями Ивана Сусанина произошло его чудесное спасение от поляков, а затем в Ипатьевском монастыре. Посольство добралось в Кострому к вечеру 13 марта. На следующий день во главе крестного хода оно отправилось просить Михаила принять царство. В реальности просить пришлось не его самого, а мать, инокиню Марфу, которая потом еще несколько лет (до возвращения из Польши Филарета) принимала решения за сына. Сохранилось донесение посольства в Москву о том, как убеждали Михаила принять царство и с какими сомнениями он это решение принял.

14 марта 1613 года у России появился законно избранный царь. Дальнейшие события показали, что выбор оказался не худшим. И даже хорошо, что долгие годы Михаил был только номинальным правителем, а реальная власть была в руках людей с большим жизненным опытом — сначала его матери, а затем отца, патриарха Филарета, который по возвращении из плена был официально провозглашен соправителем царя.

Постепенное преодоление последствий Смутного времени, женитьба Михаила и рождение наследника престола создавали в стране убеждение, что новая династия — это надолго. Так и произошло, династия Романовых царствовала более 300 лет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *